Кого и когда пускают на выборы, а кому и когда — запрещают

В статье “Что делает Кремль, чтобы не пустить на выборы нежелательных кандидатов” мы показали, каким образом Кремль не допускает независимых политиков до участия в выборах. Но так происходит не со всеми и не всегда. Каждый раз отбор участников происходит в ручном режиме по определенным критериям:

  1. Уровень выборов (важные или второстепенные)
  2. Степень лояльности или оппозиционности этой политической силы
  3. Степень эффективности этой силы: умения достигать результатов на выборах

Рассмотрим сначала важные выборы, затем второстепенные.

1. Отбор на важных выборах

К этой группе мы относим большинство выборов:

  • президентские,
  • та часть выборов в Госдуму, которая проходит по партспискам,
  • выборы губернаторов,
  • выборы мэров,
  • выборы в региональные парламенты (поскольку они являются стратегическими для попадания в Госдуму).

Рассмотрим каждую из политических групп с точки зрения того, пускают ли их на перечисленные выборы.

(1). Лояльные Кремлю крупные политические партии: КПРФ, ЛДПР и СР.

Допускаются всегда.

(2). Лояльные Кремлю мелкие партии и никому не известные кандидаты

Обычно допускаются, чтобы создать видимость конкуренции.

На выборах в Госдуму они не могут показать хороший результат, не говоря уже про то, чтобы победить. Например, в 2016 году в части по партспискам кроме четырех ведущих партий участвовали еще 10. Ни одна из них не прошла в Госдуму.

На выборах в региональные парламенты такие партии иногда проходят и получают места. Сейчас в России, помимо думских партий, мандаты в регионах имеют 12 партий. Максимальное количество мандатов у одной такой партии — 33.

На президентских выборах, кроме кандидатов от крупных партий, каждый раз Кремль добавляет еще по одному неоппозиционному участнику. В двух из трех прошедших при Путине президентских выборах такими участниками были полностью лояльные и неприметные люди: Глазьев и Богданов.

(3). Относительное независимые, но не оппозиционные кандидаты

На крупных выборах был единственный случай допуска.

В президентских выборах 2012 года участвовал Михаил Прохоров. Это был эксперимент Кремля: участие на крупных выборах относительно самостоятельного кандидата. При этом не из оппозиции, не критикующего Путина и без шансов на победу. Опыт показал, что такой полунастоящий кандидат всегда будет стремиться к самостоятельности, а это не нужно власти. В результате за недостаточную покорность у Прохорова забрали его партию, забрали его СМИ и заставили продать свой бизнес. Это говорит о том, что рассчитывать на повторение подобного сценария не стоит.

Сюда можно еще отнести пример политика Евгения Ройзмана — который как раз при поддержке Прохорова участвовал и победил на выборах в мэры Екатеринбурга в 2013 году. И более того — не был снят с этой должности впоследствии.

(4). Эффективные оппозиционные партии и кандидаты

Был единственный случай допуска.

На выборах мэра Москвы в 2013 году допустили до участия Алексея Навального. Это тоже был эксперимент для Кремля. Это до сих пор единственный пример при Путине, когда эффективного полностью независимого политика допустили до выборов такого высокого уровня. Выборы закончились тем, что команда Навального показала себя очень хорошо с результатом 27% против 51% у Собянина. Если бы Собянин набрал меньше 50%, это означало бы второй тур между ним и Навальным. Результат этого эксперимента оказался для власти неожиданным и пугающим. Нет оснований считать, что Кремль снова повторит эту ошибку.

(5). Неэффективные оппозиционные партии и кандидаты

К таким партиям относим Парнас и Яблоко. Они не умеют работать эффективно в созданных Путиным политических условиях, поэтому не представляют угрозы на выборах. Но несмотря на это, их не всегда допускают до выборов.

Партия Парнас раньше была известна как Республиканская партия (РПР). В 2007 году Республиканскую партию лишили регистрации и тем самым закрыли ей возможность участвовать в выборах. Но в 2012 году через ЕСПЧ регистрация была восстановлена. В 2015 году партия выиграла региональный мандат и таким образом, получила формальную возможность участвовать на выборах в Госдуму 2016 году. Кремль решил допустить Парнас до участия. Партия набрала 0,7%.

Похожая ситуация и с партией Яблоко. При Путине ни разу кандидат от Яблока не допускался до выборов. Зато сама партия участвует во всех выборах, в том числе в Госдуму, но безрезультатно. До того, как Путин стал президентом, Яблоку удавалось получать 20-40 мест в Думе. В 2003 году — 4. После этого Яблоко ни разу не попадало в Госдуму.

Присутствие слабых демократических партий в избирательном списке даже несет плюсы для Кремля. Так формируются нужный для пропаганды образ, что якобы в России честные выборы, потому что в них участвуют демократические партии, но за них не голосуют.

Если бы Парнас или Яблоко были более эффективны, то их бы отстранили от участия в выборах.

Угрозу для Кремля такие партии несут только в случае объединения с какой-нибудь эффективной политической силой новой волны. Такой попыткой было объединение между Парнасом и Навальным для участия на выборах в Госдуму в 2016 году, но союз не удержался.

2. Отбор на второстепенных выборах

К таким относим:

  • та часть выборов в Госдуму, которая проходит по одномандатным округам,
  • выборы в городские думы и в муниципальные собрания.

(1). Одномандатные округа на выборах в Госдуму

Хотя выборы в Госдуму сами по себе важны, но та часть, которая проходит по одномандатным округам неинтересна для независимых политиков с точки зрения участия. Потому что победить сложно, и для этого нужно затратить много финансовых и организационных ресурсов, но наградой будет лишь один мандат в Госдуме, который хоть и будет полезен, но не даст возможностей влиять на происходящее там.

Поэтому на выборах в Госдуму в 2016 году много независимых политиков были допущены до участия как кандидаты по одномандатному округу. В том числе: сторонники Навального, члены незарегистрированных оппозиционных партий, участники Открытой России (организации Михаила Ходорковского), команда Максима Каца с Дмитрием Гудковым в качестве кандидата и другие оппозиционные политики. Фактически, пускали всех желающих.

Никто из них не победил и не был даже близок к победе. Участие не прибавило никому из них известности на общероссийском уровне. Кремль правильно рассчитал, что проще будет допустить их, чем получить скандал.

Однако для каждого из участников была польза в том, что кто-то из них построил, а кто-то расширил и укрепил свои команды. А это также означает и пользу для общества. Подробней об этом написано в статье “Косвенные плюсы и минусы от выборов и митингов”.

(2). Выборы в городские думы и в муниципальные собрания

Победа на выборах местного уровня обычно не дает никаких политических преимуществ. Поэтому они как правило не интересны независимым политикам. Поэтому Кремль не препятствует тем, кто все-таки участвует.

Однако, отношение Кремля к выборам этих уровней зависит и от стратегии оппозиции. Если независимые политики решат в какой-то момент бросить все силы в эти направления, то Кремль может начать сопротивление.

Например, в 2017 году будут выборы в большинство муниципальных собраний Москвы. Максим Кац планирует привести к победе на этих выборах много независимых депутатов. В случае успеха этого проекта можно будет выставить своего кандидата на выборах мэра Москвы в сентябре 2018 г.

Посмотрим, как поведет себя Московская и федеральная власть. Им проще сейчас помешать успеху этого проекта, чем потом со скандалом не пускать оппозиционного кандидата на выборы мэра.

 

Как видно, чем влиятельнее выборы и чем эффективней команда оппозиции, тем меньше шансов, что их допустят до участия. Последние лазейки еще остаются, и независимые политики пытаются их использовать, но безуспешно.

Однако, это не значит, что независимым политикам не стоит пытаться участвовать в выборах, и что обществу не стоит поддерживать их. Потому что каждое политическое мероприятие может само по себе нести много плюсов для оппозиции и общества в целом.

 

Далее: Политические условия в России